The Wolf's Race. Renaissance.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Wolf's Race. Renaissance. » Восточная часть города. » Фонтан им. Святого Эроля


Фонтан им. Святого Эроля

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Этот фонтан, в отличии от фонтана в центре города вообще не работает. Его механизм сломался уже давно, а чинить никто не хочет или не может...
Побитый, облупленный, на половину наполненный какой-то желтой жижей, ранее бывшей чистой и свежей водой. Поверхность покрывается тиной и плесенью, распростроняется не очень приятный запах затхлой воды...

0

2

Начало игры

Наверное она слишком увлеклась поиском еды. Пограничные метки остались без внимания - Анул их просто напросто не заметила. В голове полукровки стоял туман, она брела вперед, с каждым шагом все больше проваливаясь в рыхлый снег, еле выползая из сугробов и старательно принюхивалась, выискивая хоть что-нибудь съестное.
Мыслей не было. Пустота в голове. Все её существо сейчас было направленно на поиск пропитания. Она не еле дня три, бока подвело, ребра были все как на показ. По ней можно было сейчас изучать анатомию.
Анул вышла к фонтану. Остановилась, принюхиваясь. Осторожность никогда не помешает. В этом мире нельзя быть легкомысленным. Нужно выживать. Нужно ждать удара с любой стороны...
Но, похоже, сейчас все вокруг было тихо. Но не значит безопасно...
В утренем сером свете эта местность смотрелось достаточно жутковато. Но Анул не обладала развитой фантазией, а потому страшно ей не было. Она боялась лишь реальных вещей...
Небо сжалилось. Нос уловил едва заметный аромат мяса... Роясь мордой в снегу, Анул наконец-то наткнулась на уже немного подгнившую и подмерзшую кость. Это было спасение.
Ухватив находку, Анул отбежала к самому фанатану, уляглась рядом с ним, ощущая боком холод бетона и принялась за трапезу.

0

3

Еще один шаг. Вздох. Я лениво прищурился, всматриваясь в неприветливое небо с тяжелым матовым оперением. Какие-то просветы, полоски. Холод. Поморщиться, чуть обнажив клыки. С новым днем меня. С очередным гнилым днем, когда даже дышать хочется пореже, чтобы не чувствовать резкий запах старого мусора, пыли и моря грязи. Того самого моря, в котором ты болтаешься, зовешь на помощь и понимаешь, что захлебываешься в отвратительном потоке.
Легкий шумок, возня. Я насторожился. Остановился. Постепенно, ощущая внезапный прилив напряжения. Короткая шерсть встанет на загривке дыбом, по телу словно пробежится ток. Тряхну головой, губы уже по привычке расползуться в доброжелательной улыбке, которая на все времена была одиноковой. Лишь чувства в нее вкладывались разные. Стержень из радости, несколько витков недоверия и, для пущего вида, пара следов от азарта. Я мгновенно возненавидел и одновременно полюбил нарушителя. Хоть что-то новое в серой и мерзкой полосе скучной жизни, как будто достопочтенного горожанина заставляли читать каждый день те утренние газеты, которые он уже давно прочитал.
Я осторожно подошел к фонтану, ощутив резкий запах тухлой воды, влажного цемента и еще чего-то. Не суть. Прижался к холодному камню, начав тихо идти к собаке. Вот она - маленькая, тощая. Неприметная. Совсем близко, однако я был позади и не имел возможности рассмотреть морду. Желание кричать, греметь своим слегка грубоватым голосом, строя из себя плохого и сердитого дядю куда-то улетучилось. Зато появилось другое, спонтанное, детское. Я облизнул персохшие, улыбнувшись задорно и искренне. Мягко.
- Бу. - негромкий звук вырвался из моей пасти, когда до увлекшейся трапезой собаки оставалось пять шагов. - Кушаем-с?

0

4

Анул не услышала приближение пса. Его голос застал её в расплох. Полукровка подскочила, обернулась, сжимаясь кость в зубах и всем своим видом показывая, что эту самую кость она из пасти не выпустит. Слишком много стояло на кону: жизнь. Если она не поест сейчас, хоть немного, врядли уже потом найдуться силы искать еще пропитания.
Окинула пса оценивающим взглядом. Что от него можно ждать?.. От грейхаунда пахло Орденом. Он вел себя как хозяин. А значит... Значит, она на их территории? Значит...
Что будет дальше - думтаь не хотелось. Её порвут. Порвут в клочья. Анул отступила еще на шаг назада, уставившись на грейхаунда широко открытыми глазами.
Пожарое, сильное и мускулистое тело. Уверенная походка, карие, теплые глаза... Можно было бы в них согреться. Можно было бы если бы не невидимая грань, разделяющая их.
Страх. Он пронзал насквозь впиваясь в тело мелкими и противными иголочками. Что будет дальеш?..
Анул опустила кость у своих лап, с надеждой ухватить её, если придется спасаться бегством.
- Извините меня, пожалуйста... - Анул встретилась с ним взглядом. - Я могу уйти... Прямо сейчас.
Она виновато вильнула хвостом.
Надо же... Как заботиться то о своей шкуре. Трясется над своей сохранностью... А разве достойна права жить? а вряд ли.

0

5

- Нет, ну что ты. - я прикрыл правый глаз, хитро посмотрел на собаку, тратя все силы на то, чтобы не рассмеяться. - Не могу позволить себе роскоши устроить очередную травлю. Это было бы перебором с моей стороны... Не находишь?
Такая... Обделенная скупой природой. Забитая и довольно жалкая. Слабая и затравленная. Я не мог сейчас прогнать ее. Не мог поднять лапу на это странное существо. Наоборот: хотелось помочь ей, просто помочь подняться на лапы. Поделиться той силой, что оставалась во мне. В противном случае, зачем мне то, чем я пользоваться целиком не имею возможности? Орден притягивал к этой поганой земле, заставлял опускаться ниже, на дно. Забывать самого себя, свою суть. Нестись в неизвестном направлении, метаться из стороны в сторону, но не ради какого-то совершеноствования, нет. Лишь ради самого факта движения. Без разницы куда, зачем. Движение.
Вот оно и сейчас проявляло себя. Мне хотелось сделать для себя, любимого, небольшое исключение. Некоторую дорогостоящую блажь с кислым вкусом влаги и смога. Я снова облизнул губы, сделал пару шагов вперед, успокоившись. Гордо поднял голову, расправил плечи. И... слегка захромал. Как и всегда во время ходьбы: слабо, но вполне заметно. Все равно, вот она, ближе. Эта милая дворняжка.
- Я не стану тебя выгонять. На часа два. Но буду очень рад, если ты перестанешь сверлить меня таким взглядом. - Я заулыбался более ласково и кокетливо прибавил. - Мне ведь самому страшно аж становится.
Почему я был так добр к ней? Наверное, из-за потенциального влечения ко всему слабому, что можно было бы защитить, отогреть. А потом на рассвете - покинуть. Или остаться. Хотя я не любил заглядывать наперед, когда собственная жизнь в ближайшие пять минут может кардинально измениться.

0

6

Анул с удивлением глянула на него. Она не понимала. Он играет с ней?... Как кошка с мышкой? Играет, заставляя её непонимать его намерения? Он же не может... Он же не должен разрешать ей оставаться! Почему же тогда он не спешит выгнать её, порвать на клочки, в самом крайнем случае, просто покалечить, что бы навсегда избавить её от желания возвращатся на территорию Ордена? Разве не их прямая обязаность и цель была - уничтожить всех полукровок? разве нет? Или она что-то путает?
Вопросы веретелись в голове, заставляя полукровку путаться в них, с непониманием хлопая глазами.
- Разве ты можешь?.. - спросила Анул, игнорирую последний вопрос и продолжая пожирать грейхаунда глазами. - Почему?
Он подошел ближе. Первым порывом было отойти, уйти, убежать... Анул нервно дернулась, но отходить не стала, задержав себя на месте. Все таки ей было приятно от осознания того, что он будет чуточку ближе... Он был врагом, но с ним было приятно разговаривать. Он был не тем врагом, от которых хотелось бежать сломя голову, п отом лежать, зализывать раны и проклинать на всю оставшуюся жизнь. Он был... приятным врагом, что ли? О которых тепло воспоминать долгими, зимними вечерами, смотря на зевзеды и улыбаться... Потом рассказывать своим внукам "А вот было же время..."
И тем не мене, его надо было остерегать. Его надо было боятся и избегать, стараясь всеми силами противостоять встрече.
А все же... у него были слишком теплые глаза. Медовые.

0

7

- Могу. - кратко и довольно скромно ответил я. Было приятно ощущать это трепещущее чувство чужого страха. Он пьянил, забавлял. Заставлял действовать необдуманно, резко, грубо. Но я держал себя в узде. - Этого я не знаю. Наверное, просто захотелось.
Может, это глупо. Неуместно и по сути своей ребячество, но не сейчас. Я просто не замечал этого, закрывал глаза и продолжал идти торной тропой к звездам. Если бы собака была постарше, она бы уже давно пустилась в долгие и путающие хитросплетения лжи. Шептала, извивалась на земле, собирая шерстью всякую грязь и сор, переходила на приторные переливы всевозможной лести и просьбах отпустить ее с миром. А эта нет, лишь смотрит на меня все тем же осоловелым, ошарашенным взором, словно я облил ее ведром ледяной воды во время ее сна. Или имел дурную привычку кидаться на все живое. Бред. Но очень приятный. Почему-то в эти замечательные времена честность является ложью высочайшего качества. Стоит честно ответить на вопрос, и все считают тебя мастером этого отвратительного ремесла, а обычную улыбку воспринимают как обман. Впрочем, сами и виноваты, раз погрузили себя в болото собственного недоверия и страхов.
Дворняга дернулась при моем приближении, но не унеслась прочь. Уже что-то, не так ли? Я не стал более приближаться, понимающе еле заметно кивнул, будто оценивая расстояние. Теперь я мог полностью изучить потрепанный вид собаки. Белое пятно вокруг глаза - вот, что привлекало внимания, а потом уже позволяло проскользить взглядом, дабы рассмотреть все лучше. Я делал это умело, тактично, осторожно, подобно ювелиру, взявшегося за очень кропотливую и сложную работу. Одна ошибка - и вся картинка, абсолютно все может превратиться в прах.
- Меня зовут Хагал, если тебе интересно, конечно. - мой голос иронично вздрогнул. - Сюда тебя завели поиски еды?
Я выразительно глянул на кость у лап незнакомки. Не было ни упрека, ни злобы. Только интерес. Да.

0

8

Он больше не стал приближаться. Анул ощутила некую долю облегчения, смешанную с непонятным для неё разочарованием. Ну, наверное, все же, это хорошо, что он не переступал черту.
Полукровку села, наконец отведя взгляд от грейхайна, а пристально изучая свои лапы, будто бы они были чем-то безумно интересным и захватывающим.
Вообще странно все это было. Она усиленно пыталась отыскать логику действий Хагала, но не могла. Ей хотелось понять, почему же он так поступает, но ничего путного в голову не лезло. Его поведение выходило за всякие рамки допустимого. Быть может, он хочет какой-то иной платы, не кровью? Тогда почему же он не озвучивает свое желание вслух?
Это действовало на нервы. Действительно угнетало так, как не угнетает ничто. Это как лежать на рельсах, связанной, и ощидать приближающегося с каждой секундой поезда. Анул начинала нервничать. Встала, переступила с лапы на лапу, нервно дернулась и снова села.
- Да, - коротко ответила она непонятно на что. Хотя, в общем-то, это было ответом на оба вопроса: интересно ли её знать его имя, и прила ли она сюда в поисках еды.
- Чего ты хочешь от меня? - наконец-то спросила она, пугаясь собственно наглости и вновь резко поднимая голову, что быуставиться на него расширеными от страха и удивления зрачками.

0

9

Я прекрасно понимал, что от меня чего-то ждут. Грубости, жестокости. Злобы. Наверное, все это было бы правильнее, однако я не мог. Не мог просто-напросто сломать и перекроить себя окончательно. Порушить единственную целостную и положительную часть своей души - жесткий стержень, который не позволяет стать мне мерзостной бесхребетной мразью. Нет, я в жизни не позволю себе этого. В ответ я слегка дернул головой, негромко фыркнул и издал хриплый смешок, уже более серьезно глядя на незнакомку.
- Мне ничего от тебя не надо.
Она странно притягивала к себе чем-то своим. Чем-то непростительно особенным и ярким. Серо-желтые глаза, испуганное выражение. Беспомощность. Жаль, что нельзя было подойти ближе. Не хотелось просто глупо упустить ее. Как обычно, в жалкий и краткий миг удается заметить на какой-нибудь порядком подгнившей клумбе бабочку. Такую же неприметную, быть может, серую. Но легкую и какую-то неуместную в жесткие дни Орденов. Точно так же ты останавливаешься, завороженно наблюдая за трепетом ее тонких крыльев, поражающей беззащитностью. Смотришь, смотришь, забывая про текущие песчинки времени, боясь вздохнуть шумно и глубоко, чтобы успокоить собственное сердце. И, быть может, даже попытаешься поймать ее для себя. Дабы она каждый божий день тебя радовала своей милой игрой. Но ничего не выйдет - она исчезнет тихо и быстро, ускользнув в свой мирок. Как наваждение. Я боялся, что она уйдет. Конечно, навсегда забрав с собой кусочек моей души, которую я уже успел подарить ей.
- Просто будь осторожней. Мне не хотелось бы, чтобы тебя покалечили. - голос предательски пошел взволнованной рябью, дрогнул, испуганно вздрогнул, прикрывшись всей возможной ласковостью, будто эта собака была самым дорогим на свете существом. Я понял, что произошло, резко отдернул себя за это, но продолжал улыбаться и сгорать от сжигающего тепла. До тла.  - Увы, служебные обязанности, я должен идти. Да и ты засиделась тут. Постарайся уйти отсюда пораньше. Я оставлю нашу встречу в секрете. Удачи.
Я медленно побрел куда-то в сторону, прихрамывая на левую лапу. Как ни странно, разум продолжал работать четко и ясно, мир остался серым и неприглядным, снег - до омерзения грязным и мокрым. Разве что это прелестное тепло в груди. Я решил уйти раньше собаки, боясь увидеть ее исчезновение. Как и милой невзрачной бабочки.

неизвестно куда-->

0

10

Ушел. А следом замерло время. Надо встать и завести часы.
Анул долго смотрела ему в след.  Страх медленно растворялся вместе с ним, в предрассветных сумерках. Но почему-то она была этому не рада.
Ну, и что дальше? Ответ очивиден. Бежать с этой проклятой территории, как можно скорее, боясь собственной тени.
Что Анул и сделала, не забыв прихватить с собой кость.
Это было интересно. Интересно убегать от туда, куда тебя теперь будет тянуть все оставшееся время. Анул знала, что она вернется. Не потому, что так уж ей понравилась территория Ордена Глиняных окон. Нет, далеко нет. И даже дело даже не в том, что ей так уж понравился Хагал. То,ч то она ощущала было мало похоже на како-либо чувство, испытанное ранее. Разве что когда рядом был Держись... Воспоминания о этом белом щенке рвали душу. Полукровка и щенок... Когда границ еще не существовало.
Анул бежала, сломя голову. В глазах мутнело. И не от голода и не от давящего чувства тоски... Это трудно объяснить. Просто потому, что она вернется.
"С тех пор как мы встретелись взглядом, мне стало не о чем больше говорить..."
=> Центральный парк

0

11

Шаг за шагом. Вперед - тело подается легко, привычной плавной, и от того не лишенной своего благородства, походкой. Холодная сосредоточенность в голове - плоды целых месяцев размышлений. Что? Куда? Зачем? Неважно - все решено, осталось поставить жирную точку во всей этой истории. Усталость подкашивает лапы, но именно сегодня нужно сделать это. В один день решить, нет, хотя бы проползти по плану выше, оторвавшись от треклятой не благодатной земли и приземленных в своих взглядах псов. Память, отдельные клочки мыслей до сих пор оскорбляли, разочаровывали еще больше. В зубах надежно держится крепкий мешок. Прикроешь глаза - в омут ли с головой? Медленные погружения в эти самые "омуты" куда более надежны, но при этом являются великолепной почвой для развития страхов, граничащих разве что с фобиями. Дышать тяжело, голова неприятно кружится, мешая сосредоточиться на цели. Проклятый пацифизм. А ведь время на счету - нужно торопиться. Сквозь защиту мешка пахнет не только мясом: чем-то своим, слегка горьковатым и нежным. Да, все то время, что было безжалостно потрачено лишь на одну крохотную деталь еще выгодная сделка с собственным разумом. Однако именно эта деталь, хрупкий и не каждому заметный механизм отодвинет расправу по странице календаря на день (или даже два), несомненно, родив нелепую, почти детскую надежду на спасение и счастье в гордом одиночестве. Хотя... Совершенно не жаль - все дошло до обычного хладнокровного отупления, когда нет ни сожаления, ни страха. Лишь крохи неуверенности. Это пройдет. Уже проходит, остается позади, меркнет за спиной. Славно. Великолепно.
Оглянешься по сторонам. Да, то место. Точка на воображаемой карте достигнута - ноша мягко шмякнется на пыльный растрескавшийся асфальт. Боясь участи, уготовленной для другого, аккуратно вывалишь небольшую тушку на землю, мешок в зубы. Прочь.

0

12

Этот день был великолепен. Нет, честно. Птички, голуби, всеобщее движение, вяло переходящее в прятки от солнца и духоты - это очаровывало, заставляло поддаться, влиться в поток этого восторгающей и притягательной энергии. Рэн не скрывал, что был неисправным оптимистом и искренне не понимал, почему многие смотрят на него, как на сумасшедшего. Впрочем, на вечно настороженных и холодных ко всем рыцарей пес не обижался, они ведь не виноваты, что не видят всей красоты мира, правда? А когда ему поручили такое замечательное и донельзя увлекательное задание как патрулирование территории, он, преисполненный своими радужными мечтами, кинулся вперед, позабыв, что ему говорили другие члены отряда. А они вечно пытались загнать беднягу Рэнни  подальше, спрятать его от замечательного и завораживающего мира, в котором так полно жизни и радости! Вон, он даже видел, как позади, где-то за его рыжей спиной плетется недовольная кучка псов, изнывающих от жары, из-за чего их длинные розовые языки болтались в такт неспешным шагам.
---
Впрочем, проявлять агрессию по отношению к раздражающему рыцарей Рэна, оные не решались - а то и понятно, ведь Магистр вполне дружелюбно относился к этому комку положительных вестей и нескончаемого оптимизма. Не нужно быть гением, чтобы понять - связываться с ним себе дороже, и не стоит подкидывать повод для очередного глобального разбора полетов и без того раздражительного Главного, посему оставалось Рэна терпеть и по возможности игнорировать. Глядишь, сам отстанет.
---
Пока молчавшие весь путь собратья мрачно переглядывались, Рэнни-то давно уловил приятный запах, заставивший желудок в предвкушении заурчать. Нетерпеливо оглянувшись назад, рыцарь вильнул хвостом, с привычной и знакомой всему Ордену резкостью, кинулся за угол, ближе к фонтану. А аромат манил ближе, сбивая все мысли в одну, тонкую нитку, играя, увлекая дальше, позабыв о простейшей безопасности. Он же никому плохого не сделает, всего лишь откусит кусочек и вместе со всеми отнесет тушку домой. Желанной тушкой оказалась такой не любимый им зверь под названием "кошка" - молодая, помятая, словно после скоротечной драки, но ведь не это волновало: она еще не успела протухнуть, да и в голубях мяса меньше, чем здесь. Рэн жадно кинулся на еду, все дальше отбрасывая мысль про один кусочек.
---
- Что-то его давно нет. - высокий растрепанный пес нахмурился.
- Да не, вон он. Куда от него денешься... - послышался хрипловатый голос в самом хвосте группы.
Впрочем, Рэн не бегал, не носился, проявляя всю степень своей нетерпеливости, а сидел. Обычно так сидят неумело сшитые плюшевые игрушки в дешевеньких, нищих магазинчиках Заводов. Это-то и насторожило всех. Как правило, сколько бы ты не желал размозжить голову надоедливому/откровенно вводящему в слепую ярость индивиду, то никогда не питаешь надежд на исполнение желаний и благосклонности прихотливой Судьбы, а тут что-то выходящее за рамки возможности: Рэн сидел, слегка покачиваясь из стороны в сторону, будто пытаясь медитировать. Может, он сломал лапу? Неприятный, гадкий страх затронул каждого - ведь им голову оторвут, если  этим щенком что-то случится...
- Ты в порядке? - один из рыцарей аккуратно ткнулся носом в плечо Рэна, как только патрульные подошли поближе.
Вместо складного, веселого ответа они получили взгляд, пустой и от того пугающий. Не сказать, чтобы псам и новоприобретенная зеленоватая пена изо рта своего товарища понравилась. Рэн неловко поднялся на лапы, рыкнул на шокированных рыцарей и кинулся прочь.
- Взять его! - громкий крик одного из орденцев подействовала на остальных как ушат холодной воды. Тем не менее, все рванулись следом за убегающим.
Что нашел Рэн никого не заинтересовало.

0


Вы здесь » The Wolf's Race. Renaissance. » Восточная часть города. » Фонтан им. Святого Эроля


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC